Статьи Биография Спектакли Фильмы Клипы Видео showreel Афиша Форум Фотоальбом Контакты

Олеся Судзиловская: «Любовь – на первом месте»

К списку статей

Она не любит говорить о личном

На ее счету несколько спектаклей в «Маяковке», а также полтора десятка фильмов и сериалов, среди которых «Мама, не горюй!», «Мусорщик», «Остановка по требованию», «Дронго», «Бандитский Петербург-4»... Роли по масштабу разные, однако Олесе дороги все, поскольку все чему-то научили, а значит помогли в работе - а работой она одержима... Именно одержима. Ну почти как желанием любить и быть любимой!

- Недавно главный телеканал страны провел опрос, касающийся одежки, - и в результате назвал вас, Олеся, самой стильной актрисой года. Порадовались?
- Любое признание приятно.
- Много работаете над внешностью?
- Хожу в салон красоты: мне повезло - он находится рядом с театром. К тому же спортзал и массаж обязательны, без них - никуда. Но для меня спорт - не насилие над собой, я наслаждаюсь занятиями в спортзале.
- Верю. Как-никак двенадцать лет были отданы художественной гимнастике, звание кандидата в мастера получено... Кстати, никогда не жалели о том, что столько сил и времени потратили на спорт?
- Вовсе нет! Спорт очень помог и в жизни, и в профессии. Правда, без крайностей не обошлось: когда оставила гимнастику да увлеклась жареной картошечкой, да с пирожными - сильно поправилась. И было мне в ту пору шестнадцать, и проходила я «в новом образе» довольно долго. А потом решила похудеть, села на фруктово-овощную диету - и за год сбросила 10 килограммов.
- И в результате режиссер Шенгелия не признал вас в рекламе леденцов «Тюнс», когда подыскивал главную героиню для «Мусорщика»... Был такой казус?
- Да. Помнится, мы шли по «Мосфильму», и Георгий Леванович стал рассуждать вслух: мол, хорошо было бы посмотреть на пробах девушку из «Тюнса», что-то в ней есть... Говорю: «Так это же я! Просто год назад снимали!» А он смеется: ну да, мол, конечно... И все же, я надеюсь, на роль в «Мусорщике» Шенгелия взял меня не только из-за рекламы.
- Вы оставляете впечатление человека сильного, уверенного, самодостаточного. Это природа или плод кропотливой работы над собой?
- Скорее всего, это следствие отождествления меня с моими киноролями. Если выгляжу так - ну что же, прекрасно! Возможно, люди родные и близкие знают меня и другой. Ну а уж в детстве, точно могу сказать, я не считалась ни особо целеустремленной, ни победительной... Хулиганкой числилась, «неуд» имела за поведение, хотя при всем том училась на «отлично».
- И в первых школьных красавицах наверняка ходили?
- Честно говоря, не помню. Даже мама говорила, что мне нужно научиться кокетничать, у зеркала постоять, что ли... Но помню, как одноклассники заталкивали в подъезд и донимали: «Выбирай, с кем дружить будешь!» Вся лестничная площадка была исписана признаниями.
- Это правда, что по окончании Школы-студии МХАТ вас пригласили на работу сразу восемь театров?
- Да. Но я еще с третьего курса начала работать в «Маяковке»: репетировала в «Детях Ванюшина», а позже сыграла роль Селии в премьере спектакля «Как вам это полюбится». Поэтому, не сомневаясь, пошла работать к Гончарову.
- Говорят, у Гончарова был крутой характер - не побоялись?
- Гончаров часто повышал голос, и даже люди, давно работавшие в театре, не могли к этому привыкнуть. А меня после «университетов» Авангарда Леонтьева - руководителя курса в школе-студии - уже ничто не могло испугать. Авангард Николаевич держал нас в ежовых рукавицах: учил не только профессионализму, но и выживанию в террариуме единомышленников - я имею в виду и сцену, и жизнь вообще.
- Но, тем не менее, своим любимым педагогом вы считаете Игоря Золотовицкого?
- Конечно. Благодаря Золотовицкому я стала актрисой в буквальном смысле. То есть, если бы не он... Поясняю: после школы я успела поработать и в танцевальном коллективе, и в шоу Ильи Резника. Ну а потом мама нашла коммерческий театральный колледж - и, поскольку во все государственные институты прием уже был закончен, я поступила туда. Отучилась три года у замечательного педагога Сергея Николаевича Клубкова - но колледж внезапно закрыли. И вот тогда я пришла вольнослушателем в Школу-студию МХАТ. Через некоторое время предприняла попытку перевестись из вольнослушателей в «настоящие» студентки. Условия были такими: за 10 дней подготовить 10 отрывков. Подготовила. Показала - и потом ждала решения своей судьбы. Был такой момент: просто стояла под дверью и подслушивала, как решается моя участь. Леонтьев сомневался. Но Золотовицкий сказал: «Давайте возьмем!» - и вел меня четыре года... Я ему очень благодарна и за это, и за роль в дипломном спектакле «День рождения Смирновой». Там я сыграла женщину значительно старше себя по возрасту - смешную, жалкую, нелепую, замотанную, одинокую, - а ведь до того меня видели только в ипостаси «красивых вешалок», понимаете? Было так здорово почувствовать себя характерной актрисой!
- Однако же популярностью своей вы обязаны кино, а не театру. Никогда не возникало желания стать чисто киношной актрисой?
- Не-не-не! И театр, и кино люблю в равной степени.
- И не надоели одноплановые роли в сериалах?
- Но я не могу жаловаться на кинематограф: недавно снялась у Константина Худякова в картине под рабочим названием «Дорога любви» по произведениям писателей Серебряного века - Чехова, Замятина. Получила колоссальное удовольствие. К тому же сыграла в изумительной детской сказке режиссера Валерия Ткачева - давно хотела попробовать... В ближайших планах - съемки в фильме «Дом у соленого озера». Автор сценария - известный казахский писатель Сатимжан Санбаев, а постановщик - Асанали Ашимов. В основе сюжета фильма - послевоенные воспоминания автора. Думаю, что это будет интересное и необычное кино. Я играю литовскую политзаключенную Илону, а Лайма Вайкуле - немецкую журналистку.
- А в театре как складывается?
- И опять не пожалуюсь. Я играю и в шекспировской комедии, и в современной гротесковой пьесе «Рамки приличий», и в эпохальных «Карамазовых»... За полтора сезона работы нового художественного руководителя Сергея Арцибашева в театре вышли четыре премьеры. Сразу несколько спектаклей репетируются. Труппа кипит, бурлит - все заняты, все работают, все при деле.
- Особенно любимая роль есть?
- У меня так получается, что любимой ролью всегда становится последняя.
- Ну а перспективы?
- Хотелось бы спеть на сцене!.. Как раз сейчас репетируем пьесу, в которой мне доведется «и спеть, и сыграть». Надеюсь, этот проект состоится, хотя говорить о нем, наверное, из суеверия рано.
- Олеся, какая вы наедине с собой: больше хвалите себя или ругаете?
- Я настолько эмоциональна, что могу и раздавить себя окончательно, и до небес вознести, но стараюсь «возноситься» пореже.
- Как предпочитаете отдыхать? Как расслабляетесь?
- Самый лучший вариант - за рулем своей машины. Вожу давно, люблю это дело. Часто езжу в удовольствие по вечерней Москве, пустынной, расцвеченной огнями: Москва - мой родной и абсолютно подходящий, если можно так выразиться, город. Обожаемый и неповторимый. Но еще больше нравится мчаться на огромной скорости где-нибудь вне столицы, долго, безостановочно, - тогда кажется, что выпадаешь из времени и пространства, рождается чувство абсолютной свободы.
- Я слышала, Пауло Коэльо числится в предпочитаемых авторах - стало быть, философствовать любите?
- Сильно сказано: «философствовать»... Копаться в мыслях люблю. Очень. Да, наверное, все артисты любят, без этого в нашей профессии нельзя. А я, не доведись актрисой стать, пошла бы в психологи.
- От многих мыслей многие печали. Депрессии не случаются?
- Если я одна - всякое бывает.
- А сейчас: одна - не одна?
- Ой, на личные темы говорить вообще не хочу. На это и на фотографии квартиры - табу.
- Хорошо, не о личном, но так, в общих чертах: какие мужчины вам нравятся?
- Умные. Здоровые. Честные.
- То есть кавалер с больным сердцем, к примеру, на благосклонность Олеси Судзиловской может заведомо не рассчитывать?
- Нет, ну при чем здесь это! Я имею в виду разумное отношение к здоровому образу жизни. Вряд ли рядом со мной окажется человек пьющий или предпочитающий чего погорячее...
- Олеся, что, по-вашему, в жизни самое главное?
- Любовь, конечно. Лично у меня и взлеты, и падения, и вообще все - только от чувств. Так что любовь - под номером один. Работа - под номером два. Ну а потом все остальное.
- Раз уж опять заговорили о работе, еще недавно вы плотно снимались в рекламе: и кофе «Маккона», и кофе «Гранд», и леденцы «Тюнс», и «Чудо-йогурт», и много чего другого - а сейчас, кажется, перестали. Почему?
- К великому сожалению, перестала. Просто пришло такое время, когда я могу играть только себя. Уже не получится прикинуться безымянной девочкой на пляже или абстрактной домохозяйкой. Есть узнаваемость. А сниматься в рекламе очень даже хочу! Я раньше говорила и опять повторю: у нас в стране прекрасно снимают рекламу. Качественно, грамотно. Режиссеры, операторы, визажисты работают не хуже, чем на Западе, - с ними приятно иметь дело, все на уровне.
- Кстати, об уровне. Говорят, в отличие от многих коллег вы очень придирчиво относитесь к заключению трудовых соглашений - сами, причем весьма щепетильно, контролируете этот вопрос перед каждой съемкой... Тоже признак профессионализма?
- К сожалению, у нас в стране права актеров практически не защищены. Поэтому некоторое время назад при помощи юриста я составила контракт - и теперь, уже с ним в руках, езжу на переговоры. По этому контракту я со всех сторон защищена. Хотя, наверное, было бы профессиональней, если бы я занималась только творчеством, а вопросы финансовые и правовые за меня бы решал кто-нибудь другой.
Рита БОЛОТСКАЯ.

К списку статей